Эмигрантская лира

Международный поэтический интернет-конкурс 

Адрес основного сайта: http://emlira.ucoz.com

Пятница, 05.03.2021, 12:42


"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"


Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Мои файлы [373]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 160

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Мои файлы

Мамай Виталий, Израиль, г. Бат-Ям
30.12.2020, 13:38

Конкурс поэтов-неэмигрантов «Неоставленная страна»

 

Номинация «Неоставленная страна»

 

Агада́ (Let my people go)

⠀⠀⠀

Над кромкой Иудейских гор заря.

Но темнота, и холод, и промозглость

еще сопротивляются, царя

в остатках форта древнего царя...

Из окон раздается Go down, Moses,

труба Луи́ сгоняет сизаря

с одной из плоских невысоких крыш.

Край неба, ясен, ярок, медно-рыж,

пророчит день - из ветреных, хороших,

прозрачных дней с дымком от жжёных крошек,

из тех, что наступают раз в году,

из тех, когда читает Агаду

потомок беспокойный Моисеев,

о распрях эллинистов и ессеев

под светлый праздник позабыв едва...

Как остро в этот миг звучат слова

из вечного молитвенного свода,

как на зубах песком хрустит свобода

и снова расступаются моря,

дно обнажая, камни, якоря

да тычущие пальцами рулей

в бездонность неба рёбра кораблей,

и никому не кажутся простыми

ни сорок лет, ни сорок дней в пустыне...

Но, схваченное праздничной тесьмой,

минует время, выйдет день восьмой,

за ним вернутся будни, и тогда

на полку встанет на́ год Агада,

и дух свободы, как во время оно,

оха́ют и вожди, и холуи...

Но ты сквозь атмосферные слои,

сквозь время дуй в трубу свою, Луи,

да так, чтоб донеслось до фараона.

 

 

На Мёртвом море мёртвый штиль...

 

На Мёртвом море мёртвый штиль. Декабрь. Полоска соли, точно грязный снег,

лежит у края бирюзовой глади, не кажущейся издали водой,

скорее пластиком, поскольку у природы в нормальном мире нет таких цветов.

Но здесь ничто ни глазу не привычно, ни слуху. Здесь такая тишина,

что в пять утра не слышать муэдзина с восточной, иорданской стороны

удастся лишь тому, кто спит спокойно, не накопив на совести грехов.

Ни я, ни Хорст подобной благодати не заслужили к сорока годам,

и потому мы допиваем «Asbach», оставшийся у Хорста в чемодане,

и говорим о первом королевстве, о Боэмунде и Салах ад-Дине...

Английский очень быстро воскресает, когда ему альтернативы нет,

когда исчерпан арсенал забав, купаний, игр и увеселений

в ещё приличном старом «Шератоне», и ночь прошла, и девушка из Омска

ушла одна, сославшись на мигрень... Что в целом не печалит нас нисколько.

Есть «Asbach», за балконом на востоке уже встаёт магический рассвет,

один из тех, которых ради стоит торчать на Мёртвом море в декабре.

Для Хорста это и свежо, и ново. Он, тишайший школьный дортмундский учитель,

спросил меня, давно ли я в отеле, и вот не просыхает третий день...

Над кромкой гор уже две трети солнца, и сон берёт свое, и речи вялы,

но тут, мгновенно нарастая с юга, из ниоткуда возникает рёв.

Он заполняет атомы и клетки, дробит в труху и мозг, и перепонки,

и Хорст, в одну секунду просыпаясь, глядит с немым вопросом: What the fuck?

Я начинаю понимать, в чём фокус, и тут же вижу пару F-16,

пронёсшихся в ста метрах перед нами на уровне шестого этажа.

Хорст тоже видел мощные машины, но явно с толку сбит, и даже бренди

не с первого глотка приводит в чувство интеллигента бюргерских кровей.

Я объясняю, что пилоты шутят, что им влетит, что разбудить туристов —

одна из мелких шалостей, присущих весельчакам из наших ВВС...

Да, милый Хорст, и немцы, и евреи не те, что семь десятков лет назад.

 

 

Далеко

 

Город у моря полон ленивых барбудос и десперадос,

судя по сводкам, завтра похолодает на целый градус,

неощутимо, совсем формально, едва-едва.

Так тридцать три в тени сползают на тридцать два,

так незаметно по́ небу движутся облака, так растёт трава,

так обитатель не видит, как ста́рится с ним обитель,

так принимает себя за страну пожилой правитель,

так отрицает глаз перемены в привычных лицах,

так исчезают остатки правдоподобия в небылицах,

так искажает зной перспективу дорог и зданий...

Город у моря полон предчувствий и ожиданий,

здесь и сейчас – яснее, важнее, данней,

чем неизбежность грядущих похолоданий.

Город танцует что-то ветрено и легко.

До зимы далеко.

 

 

Категория: Мои файлы | Добавил: Moderator
Просмотров: 68 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2021Создать бесплатный сайт с uCoz