Эмигрантская лира

Международный поэтический интернет-конкурс 

Адрес основного сайта: http://emlira.ucoz.com

Пятница, 18.08.2017, 23:15


"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"


Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [203]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 129

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Статьи » Мои статьи

Левитант Ревекка, США, г. Нью-Йорк

Конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»

 

Номинация «ТАМ»

 

Городу

 

Ты остался вдали со своей ненавязчивой готикой,

твое небо пьянело под действием легких наркотиков,

источаемых иглами башен отнюдь не из золота,

твое небо крестами костелов навеки исколото.

 

Твое небо пьянило, и стены ему в этом вторили,

беззаботно тая леденящие душу истории,

лишь рисуя кривые и бесперспективные линии

закоулков твоих, по которым метались Эриннии.

 

Там богемные мальчики с нимфами томно-хипповыми

коротали деньки под бочонками или подковами,

там кофейные реки текли по фаянсу, керамике,

и обыденно жизнь протекала без видимой паники.

 

Там и я покорялась ленивому ритму неспешному,

где паденья и низости долго казались безгрешными,

где на польско-литовско-еврейско-российском наречии

высевалось нещедро разумное, доброе, вечное.

 

У Рудницких ворот, на Стефанской - в булыжниках - улице

суетились прохожие с давней повадкой сутулиться,

воплощали до точки они всю унылость провинции,

так с какой же мне стати мерещились сказочки с принцами?

 

Что за улица там выгибала бедро свое женское,

и в изящных изгибах её было счастье вселенское.

Чтоб до мозга костей ощущали мы камня эротику,

этот город лелеял и пестовал в каждом невротика.

 

У чужого стою я теперь у прекрасного берега,

но опять у души у моей беспокойной истерика.

Как люблю я, мой город, тебя, как грущу и скучаю я,

ты меня научил, что любовь тем сильней, чем отчаянней.

 

 

Номинация «ЗДЕСЬ» 

 

Башни

 

“У советских собственная гордость,

на буржуев смотрим свысока”

                           В.В.Маяковский

 

На меня плевали со стольких башен,

с небоскрёбов стольких и колоколен,

что их вид привычен стал и нестрашен -

просто вверх направлен, во всём продолен.

 

И по образу башен тех и подобью

вознеслась для меня громада высотки.

Вид оттуда открылся на всё особый,

всеохватный, хотя в мелочах нечёткий.

 

И теперь с балкона своей квартиры

озираю почти ястребиным взором

необъятные дали, бескрайние шири,

опьянев раздольем, большим простором.

 

От меня направо лежит Лонг-Айлэнд,

низкорослый вперёд простирается Бруклин,

а налево - Манхеттена стройный skyline.

Этот мир впервые мне кажется круглым.

 

Изгибаются трейнов железные змеи,

и машины несутся по эстакаде.

В улье башни нашей  живут пигмеи,

каждый рад ячейке будто награде.

 

Я люблю стоять на своём балконе,

мне мигает ночью свет Freedom Tower.

Значит,  башни - сёстры? Нет посторонних!

Не тушуйся и ты, родная  Empire.

 

Пусть под каждой башней отвесная пропасть,

но на крыльях влечёт к ним меня, чужую.

У нью-йоркских тоже особая гордость -

свысока смотреть, как Маяк на буржуев.

 

 

Номинация «ЭМИГРАНТСКИЙ ВЕКТОР» 

 

Разговор с раввином

 

Я приду к раввину в гости, мудрецу и книгочею.

- Are you Jewish? - важно спросит и посмотрит на меня.

- Ну, конечно, я еврейка, вы вглядитесь в это имя, много скажет вам оно.

С этим именем не просто было жить в стране советов.

Но раввин не впечатлится, резко, жёстко перебьёт:

 - Зажигаю ли я свечи перед каждою субботой? -

вот, что так его волнует, вот, что важно для него.

Неудобно лгать раввину - свечи я не зажигаю.

Но раввину не переча, я пытаюсь честно вспомнить

те черты еврейской жизни, что присущи были нам.

Утверждаю: мама с папой, также дяди-мои-тёти говорили все на идиш.

Ребе вновь не впечатлён. Зажигала ль мама свечи? -

он упорно вопрошает. Снова отвечаю честно:

"Чтобы свечи зажигала, этого, увы, не помню,

но пекла на праздник Пурим бесподобно оменташим

и фаршировала рыбу на Еврейский Новый год."

Нервно головой качает недовольный мною ребе.

Зажигала ль бабка свечи? - он уже почти кричит.

Бабушку, увы, не знала, бабушку угнали в гетто.

В годы меркнущего света было ей не до свечей.

И отнюдь не свечи – печи адским пламенем горели,

чтобы всяк её сородич был в том пламени сожжён.

Бабушка была еврейкой, в том никто не сомневался

и не задавал вопросы прежде, чем её сгубить.

Я, конечно, не мудрее вас, учёного еврея, ортодокса, книгочея,

но могу без вас решить, кто такая в самом деле.

Потому-то в моей речи до сих пор горят те печи,

принимайте их за свечи и не смейте их гасить!

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Moderator (11.01.2016)
Просмотров: 332 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 3.0/3
Всего комментариев: 1
1  
Я пьянею от счастья вселенского, разлитого в стихотворении "Городу". Спасибо! Ačiū. Thank you!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz